Как меняется индустрия для взрослых во время пандемии

Источник

"Новая субкультура" или "фаст-фуд от проституции": как растет популярность вебкама и что происходит с моделями

Пандемия коронавируса и самоизоляция повлияли и на так называемую индустрию для взрослых: в поисках работы все больше молодых женщин пополняют ряды кибермоделей. Чтобы зарабатывать в этой сфере, девушкам приходится обнажаться, мастурбировать и заниматься сексом на камеру. Вебкам-бизнес – серая зона для властей и контролирующих органов, подобные предприятия регистрируются как модельные агентства и фотостудии, причем модели и владельцы могут находиться в разных городах и даже странах. Иногда студии пытаются привлечь к ответственности за распространение порнографии – но доказать это непросто.

Что значит быть вебкам-моделью, о чем не пишут в объявлениях, которые обещают легкий заработок, и можно ли защититься от недобросовестных работодателей и клиентов. Об этом корреспондент Настоящего Времени поговорил с самими моделями, организаторами вебкам-бизнеса и правозащитниками.

"Это не церковь – здесь можно делать все что угодно"
Владелица вебкам-студии Екатерина Тюнина не может не радоваться: во время эпидемии индустрия для взрослых переходит в онлайн, ее бизнес на подъеме. "Мы живем по всему миру, нас сотни тысяч, нас объединяет интернет и эта творческая профессия", – рассказывает Екатерина. На ее блог про вебкам подписано больше тысячи человек.

Екатерине 34 года, в индустрии она с 19 лет. Раньше сама работала веб-моделью, а сейчас проводит обучающие онлайн-курсы для девушек, желающих реализовать себя в этой сфере, и управляет собственным агентством в Праге.

Вебкам-агентство – это студия, ведущая прямую трансляцию видео для аудитории сайтов для взрослых. Чаще всего вебкам-студия – это квартира с несколькими изолированными комнатами, где есть необходимое оборудование для шоу-трансляции модели. "Развлекать" клиента модели могут по-разному: как приятным общением и легким флиртом, так и мастурбацией или сексом на камеру.

"Вокруг нашей работы ходит много слухов, но большинство из них мифы. Не миф – то, что в этом бизнесе можно много заработать денег, – делится Екатерина в своем блоге. – Из бедной девочки из Одессы я стала международным коучем и основала успешный бренд вебкам-студии".

Екатерина обучает вебкаму и трудоустраивает русскоязычных девушек. В ее агентстве в Праге сейчас заметный приток новых моделей. "Людям нужна работа. А вебкам – это та индустрия, на которую не повлияла пандемия", – поясняет Екатерина. До карантина она планировала запускать новую студию в Санкт-Петербурге, но из-за закрытия границ проект пришлось заморозить.

Санкт-Петербург называют вебкам-столицей России: по разным оценкам, здесь насчитывается от нескольких десятков до нескольких сотен вебкам-агентств. Многокомнатные коммунальные квартиры в историческом центре города прекрасно подходят для организации студии.

В июне 2020 года число поисковых запросов, связанных с работой в этой сфере в Санкт-Петербурге, выросло в два раза по сравнению с прошлым годом. "Сейчас из-за карантина поток моделей увеличился, безусловно, – рассказывает по телефону администратор одного из агентств города. – Но у нас работает несколько студий, так что места есть".

Поисковый запрос "вебкам спб" выдает более 700 тысяч результатов и сразу семь рекламных объявлений различных студий. "Зарплата от 120 000 рублей", "гибкий график, можно совмещать с учебой", "смены по четыре часа в день" – такие условия предлагают новым сотрудникам.

В вакансиях на сайтах агентств сказано, что быть веб-моделью достаточно легко: необходимо просто "общаться с посетителями в видеочате".

"Скажу честно – нужно попробовать раздеться. Пока не попробуешь, не узнаешь, пойдет у тебя или нет", – отрезвляет сотрудница вебкам-студии "Империум" во время телефонного разговора об условиях предстоящей работы. В студии "Герцог" неподалеку от Эрмитажа отвечают менее категорично. По телефону девушка с рекламной интонацией и по шаблону отчеканивает: раздеваться на камеру вовсе не обязательно, каждая модель сама вправе выбирать свой путь заработка. Впрочем, уже в конце беседы администратор студии просит прислать две фотографии с оголенным торсом, "чтобы понять типаж", – без этого кастинга на собеседование не приглашают.

Также агентства ищут моделей в социальных сетях с помощью рекрутеров и размещают объявления на сайтах по поиску работы. Часто в текстах вакансий от студий нет прямого упоминания вебкама, только предложение высокой заработной платы и завуалированное описание должностных обязанностей.

На звонок по заурядному объявлению о поиске "Специалиста по работе с клиентами" отвечают в вебкам-агентстве "Винтаж". Сотрудница студии, описав особенности предстоящей работы, без промедления начинает рассказывать о преимуществах вебкама. "Понятно, что это не церковь – здесь можно делать все что угодно", – с усмешкой замечает администратор студии, рассуждая о границах дозволенного для модели.

"Моя беременность студию не смутила"
"Мы – это новая субкультура, – увлеченно рассказывает владелица студии в Праге Екатерина. – В основе вебкам-деятельности лежит эмпатия, любовь к себе и к людям, стремление к росту и независимости".

Передача любви через веб-камеру происходит согласно распорядку. Модель видеочата в рамках четырех-восьмичасовой смены ведет открытую трансляцию на нескольких сайтах одновременно, ее задача – замотивировать мембера (посетителя сайта) перейти с открытой бесплатной трансляции в платную приватную, на которой студия и зарабатывает. В привате, оплата за который идет поминутно, мембер ждет от модели исполнения всех своих просьб и желаний. Стоимость минуты привата варьируется в среднем от одного до десяти долларов. Модель вправе отказаться от того, что для нее неприемлемо, – но тогда велик риск, что мембер покинет трансляцию. То есть доход в этой сфере зависит от способности не отказывать.


"Далеко не факт, что ради тех денег, которые обещают на собеседовании, не придется делать то, что не нравится, – замечает Хана Корчемная, автор опроса о вебкам-моделинге и психолог Кризисного центра для женщин в Санкт-Петербурге. – На практике получается, что клиенты требуют бесплатно, много и сразу всего, требуют хардкорного контента".

В анонимном опросе кризисного центра приняли участие 120 человек из России, Украины, Беларуси, Казахстана, Азербайджана и Эстонии. Из них только четверть рассказала про свой личный опыт работы в вебкаме, остальные поделились историями своих знакомых. Возможность "рассказать про подругу" использовалась намеренно, чтобы было проще психологически. "В практике нашего кризисного центра бывало не раз, когда женщина звонит и рассказывает о проблемах подруги, а через некоторое время признается, что речь шла о ней самой, – объясняет Хана. – Так что людям комфортнее, когда они даже при анонимном звонке или опросе могут рассказать свою историю не от своего лица, а как бы о другом человеке".

Психолог подчеркивает, что полученные результаты опроса нельзя назвать полномасштабным исследованием вебкама, максимум – пилотным. "Это скорее "разведка" для дальнейшего изучения. Тем не менее, – заявляет психолог, – это первая известная мне попытка в стране выяснить, как работает вебкам-бизнес и каковы его возможные последствия для моделей".

"Чаще всего человек приходит в вебкам не от хорошей жизни, – уверена Хана. – Тебе обещают, что деньги будут легкими и безопасными и только за то, что ты сам выберешь делать".

"Мне обещали 100-200 долларов в день. То есть за один день веб-моделью я могла заработать больше, чем сейчас зарабатываю в месяц", – делится своим опытом работы бывшая вебкам-модель Олеся (имя изменено по просьбе девушки). Она рассказывает историю, произошедшую полтора года назад.

Студентка пришла в индустрию по объявлению. Искали молодых девушек, обещали высокий заработок. Что именно требуется, не уточнялось, но она догадывалась о специфике предстоящей работы.

Олеся живет в Донецке, учится в медицинском университете. "Тогда я нуждалась в заработке, а у нас тут с работой туговато, плюс я учусь на дневном и могу работать только вечером или ночью", – объясняет девушка свое решение пойти в веб-модели.

Нужда в деньгах была острой: с мужем, тоже будущим врачом, они ждали появления ребенка – Олеся находилась на восьмом месяце беременности. "Мое положение будущих работодателей не смутило, – рассказывает девушка. – Напротив, они сказали, что это может быть интересно". Олеся согласилась попробовать.

"Фастфуд от проституции"
Законодательство не поспевает за развитием сферы интим-услуг в онлайне: например, в России или Украине вебкам не запрещен, но и не разрешен, четкой юридической практики по этому вопросу пока нет. "Само общение девушек с клиентами через веб-камеру не противозаконно, – говорит адвокат Роман Дадашев. – Проституцию здесь предъявить нельзя, потому что нет прямого физического контакта с клиентом. В то же время правоохранительные органы могут инкриминировать студиям распространение порнографии, но для этого нужно будет доказывать каждый конкретный случай с проведением оперативно-следственных мероприятий".

Некоторые вебкам-студии выходят из подполья и регистрируют свою деятельность под видом модельных агентств или фотостудий. Моделей могут даже оформлять официально с записью в трудовой книжке о работе "оператором ПК", "администратором" или "сотрудником кол-центра".

Вебкам – это выбор молодых. Результаты опроса кризисного центра показывают, что средний возраст начала работы в этой сфере – 21 год. Шестеро опрошенных сказали, что знают о случаях работы в вебкаме несовершеннолетних.

Почти половина заполнивших анкету оценили свой опыт работы в данной сфере в целом как негативный. Каждая четвертая сталкивалась с насилием и принуждением со стороны студии или клиентов.

"Работодатель бесчеловечен: не давал выйти после непрерывной шестичасовой работы до магазина, ругался за частые перерывы, запрещал выходить на трансляцию в маске для анонимности, постоянно писал в соцсетях, когда я находилась онлайн, приказывая быть "поживее", иначе нет смысла держать меня здесь", – рассказала одна из участниц опроса.

"Модель готова продавать себя и те пожелания, которые закажет клиент, – продолжает автор опроса Хана Корчемная. – Вебкам – это фастфуд от проституции: с доставкой на дом, по прямому каналу – включил и быстро все сделал".

До, во время или после работы в вебкаме 10% опрошенных были вовлечены в проституцию, 9% – в порнографию. Около половины респондентов отметили различные ухудшения психологического состояния: последствием работы становились депрессия, хроническая усталость, деперсонализация (ощущение, что твое тело не принадлежит тебе). Некоторые рассказали о появившихся проблемах с постоянным сексуальным партнером.

"Самую большую сумму, которую удалось накопить, – это 40 тысяч [рублей], все остальное сразу тратилось на наркотики", – рассказала одна из опрошенных моделей, которая начала употреблять наркотики во время работы в студии. После ухода из вебкама ей пришлось лечиться от зависимости. "Она начала себя ненавидеть, считала, что она грязная и что с помощью наркотиков она себя наказывает", – дополняет Хана.


Владелица вебкам-студии Екатерина считает полученные результаты опроса необъективными. "Подобные исследования готовятся ради хайпа. Кому понравится, когда про него лгут и на нем пытаются заработать дешевую популярность?" – говорит Екатерина.

Результаты не выглядят для нее убедительными из-за отсутствия алгоритма отбора респондентов и незначительного количества ответов, большая часть из которых представляет пересказ опыта подруг и знакомых. "Чтобы говорить за всю вебкам-индустрию, нужно опросить намного большее число людей, работающих в ней", – считает Екатерина. По ее мнению, проблема вебкама – в людях, которым необходимо вылечиться от предубеждений. "Восприятие вебкама как чего-то неправильного – это следствие программирования общества: закомплексованного, стыдливого и боящегося, не готового принять себя".

На вопрос "С какими проблемами приходится сталкиваться моделям на самом деле?" Екатерина отвечает, что после перевода бизнеса в легальное поле серьезных проблем у нее не возникало.

"Мечтаю сделать пластическую операцию, чтобы меня не узнали"
Деанон – один из главных страхов веб-моделей. Потеря анонимности в Сети увеличивает риск стать жертвой вымогательства: мошенники требуют у девушек деньги, угрожая опубликовать в открытом доступе интимные видео и фото, сделанные во время работы. В студиях девушек часто успокаивают тем, что на большинстве вебкам-сайтов можно запретить доступ к трансляции для пользователей из страны проживания модели. Однако эта защита формальна – ее легко обойти с помощью VPN или другого сервиса для снятия геоблокировок.

В тематических вебкам-сообществах в соцсетях десятки сообщений о деаноне и "сливах" (публикации материалов с моделью в открытый доступ). Большинство профилей участников таких сообществ закрытые, без настоящих фотографий – это практически обязательное условие для обеспечения собственной цифровой безопасности. География вебкама обширна: своим профессиональным опытом делятся девушки как из столиц, так и из регионов.

Модели, прошедшие через деанон, советуют одно: нужно заранее быть готовым к этой издержке профессии, от деанона нет приема. Иногда к шантажу прибегают и сами вебкам-студии в качестве наказания или устрашения сотрудников. Так, например, поступили с Олесей, которая пошла в вебкам на восьмом месяце беременности.

"В глубине души я понимала, что вряд ли смогу зарабатывать таким способом, но очень надеялась, что сейчас заработаю легких денег. Ну и волновалась, конечно. Боялась не понравиться, боялась выглядеть глупо, что обманут", – вспоминает Олеся.

Она работала на вебкам-студию из дома. Первая рабочая смена далась нелегко – девушку сковали смущение и быстрая усталость из-за беременности. На следующий день Олеся уже не смогла довести трансляцию до конца. "Стало противно. Просто поняла, что не могу так опуститься. Даже просто общаясь, без интима".

Девушка решила не продолжать работу в вебкаме, но студия не собиралась прощаться с Олесей так быстро – от нее потребовали отработать обязательные две недели. Об этом условии на собеседовании не предупреждали, говорит бывшая модель.

От требований быстро перешли к запугиванию: сотрудница студии пообещала, что если Олеся не продолжит работу, она выложит фото ее паспорта в Сеть, "чтобы на ее имя брали кредиты". Сканы паспорта агентства берут для подтверждения возраста моделей. Помимо этого, шантажистка пригрозила разослать видеозаписи работы Олеси ее друзьям и родственникам.

"Мне сказали, что если я хочу прекратить угрозы, то мне надо продолжить работу, но только на другом сайте. Там уже нужно было обязательно раздеваться, без выбора", – рассказывает Олеся.

Шантаж не подействовал, девушка отказалась. В студии ей этого не простили и разослали друзьям Олеси в социальных сетях сообщение с ссылкой на рабочий профиль девушки на вебкам-сайте. "Маме и близким друзьям не отправили – я успела их скрыть из общего списка, – вспоминает Олеся. – Я сильно переживала, потому что для меня очень важна репутация".

В опросе вебкам-моделей, проведенном кризисным центром, 15% девушек писали, что опасаются попадания в Сеть видеозаписей их работы. Многие, даже покинув эту сферу, продолжают испытывать тревогу из-за риска деанона. "Я постоянно боюсь. Я мечтаю сделать пластическую операцию, чтобы меня не узнали, если кто-то увидит видео со мной", – пишет одна из бывших кибермоделей.

Проблему шантажа и деанона не отрицает и владелица вебкам-студии Екатерина. "Это психологическое насилие. Шантажисты часто вымогают деньги, но даже после оплаты сливают видео. Ведь их настоящий мотив – это не деньги, а грязное удовлетворение своих извращенных фантазий – видеть боль, страх, унижение модели".

Через сталкинг Екатерине пришлось пройти и самой. Когда она работала моделью, бывший молодой человек после расставания пытался ее таким образом шантажировать. Обращение в полицию Одессы помогло прекратить угрозы. "Шантажисты – это преступники, – продолжает Екатерина. – Но проблема насилия – в насилии и насильниках, а не в профессии".


В Сети есть несколько сайтов, которые разоблачают девушек, заподозренных в различных сексуальных практиках за деньги – в том числе в вебкам-моделинге. "Наш проект несет благодарную миссию – очистить мир от продажной любви", – указано на главной странице одного из них. Для каждой девушки на сайте создан отдельный профиль, где помещены ссылки на ее соцсети и "порочащие честь" фото и видео. Регистрация на сайте платная: доступ ко всем материалам по "продвинутой" подписке обойдется в 1200 рублей.

"Мы пытаемся превентивными мерами защищать моделей от шантажа, советуем заранее чистить и закрывать профили в соцсетях, – рассказывает Ирина Маслова, сотрудница фонда "Серебряная Роза", который оказывает помощь работникам секс-индустрии. – Но большая часть обращений к нам происходит тогда, когда шантаж уже начался". Фонд помогает веб-моделям оформлять заявления в полицию, после чего, по словам Ирины, вымогательства прекращаются.

Однако помочь удается не всем. "Я знаю разные истории, вплоть до того, что веб-модель наложила на себя руки из-за вымогательства. – рассказывает Маслова. – Шантаж был стандартным: плати деньги – или иначе родные, близкие, ребенок, мама и папа узнают, чем ты занимаешься. Девушка не выдержала и выбросилась с девятого этажа. Ей было 29 лет".

"Муж в жизни ревнивый, но пойти в вебкам разрешил"
Бывшей вебкам-модели и будущему врачу Олесе удалось прекратить шантаж, пригрозив написать заявление на студию в прокуратуру. После этого сообщения от студии прекратилась. "Я еще долго переживала. Опасения оставались месяца три", – делится девушка.

Справиться с угрозами Олесе помог муж, который знал о вебкаме с самого начала. "Это он мне подсказал написать заявление, поддерживал меня. Без него я бы, наверное, поддалась на их шантаж". В вебкам Олеся устроилась с согласия супруга. "Он сам искал работу, но ничего не получалось найти. Интересно, что в жизни он ревнивый, а на такую авантюру пошел. Меня это удивило очень". Девушка рассуждает, что люди в нужде готовы на многое, даже на крайние меры – этим и пользуются вебкам-студии.

36% моделей, принявших участие в опросе кризисного центра, рассказали, что пришли в вебкам по советам знакомых. Каждая пятая из них – с подачи своего партнера. "Предложил парень, который жил со мной на одном этаже в общежитии. Сначала я сказала нет, это не для меня. Потом мне предложил это же самое его друг, прошло время, и я решила попробовать. Мне говорили, что я красивая и что я срублю много денег", – рассказала свою историю одна из участниц анкеты.

"Вебкам – это история про насилие: прямое или опосредованное", – считает автор опроса Хана Корчемная. Она убеждена, что девушка, которая хочет пойти в эту сферу, должна осознавать все риски.

"Мне хватило негативного опыта, чтобы не думать о второй попытке, – бывшая вебкам-модель Олеся смогла справиться с разоблачением и шантажом. – Мой совет: если вы готовы к тому, что все узнают, кем вы работаете, если вас не мучает ни капля совести и стыда, если вы рисковая девушка, то можно попробовать". Сейчас Олеся воспитывает ребенка и работает на полставки медсестрой с зарплатой 5000 рублей в месяц.

Сколько ей удалось бы заработать кибермоделингом, Олеся выяснить не успела. В пабликах и на форумах одни действующие модели пишут, что зарабатывают около 30-50 тысяч рублей в месяц, другие рассказывают о 80-100 тысячах. Под историями успеха о "500 тысячах и выше" собираются длинные ироничные треды комментариев.

Владелица вебкам-студии Екатерина считает, что произошедшее с Олесей – исключение из правил. "За 14 лет практики я не сталкивалась с шантажом со стороны студий", – рассказывает Екатерина, уверяя, что сейчас большинство агентств, наоборот, стараются бороться с шантажистами.

"Вебкам-моделинг – это интересная, творческая работа, – добавляет она. – Это не только виртуальный секс и эротика. Можно работать не раздеваясь. Надеюсь, общество скоро успокоится и примет эту профессию. Советую, если вы новичок, идти к профессионалам, где вас научат, как быстро выйти на высокий доход".

Екатерина надеется, что в ближайшее время ей удастся открыть студию в Санкт-Петербурге. А пока в связи с увеличением числа заявок на обучение планирует расширение своих курсов для начинающих вебкам-моделей. Стоимость обучения в ее агентстве начинается от 1000 долларов.

Влад Токарев

30.09.2020