Размышления о гомосексуализме: Что произошло в Содоме и Гоморре

Источник

Долгое время вопросы брака и деторождения были тесно связаны с экономической системой, а позже в основу брака легли чувства. Сейчас мир наблюдает еще одну трансформацию института семьи, пишет автор. И ее результатом может оказаться воздвижение мемориала всему тому, что раньше считалось примером безнравственности.

Noonpost (Египет): капитализм и сексуальная девиация. Штурм последних оплотов общественного договора

Если бы статья с таким названием была написана и опубликована в западных кругах, то ее авторам пришлось бы столкнуться с потоком обвинений в нетерпимости и предвзятости! Активисты расценили бы использование слова «девиация» в отношении гомосексуалов как притеснение и посягательство на личную свободу. Даже Google переводит термин парафилия с арабского языка (shuzuz jinsiya) на английский как homosexuality (гомосексуализм), в то время как слово shuzuz переводится как anomaly (отклонение, девиация). Похоже, Google не хочет подвергаться нападкам со стороны комиссара Европейского союза. В своем докладе о сексуальных свободах в 2015 году он отметил: «Некоторым ЛГБТ-организациям отказывают в регистрации или мешают организовывать мирные собрания и демонстрации в Европе. Свобода слова ЛГБТ необоснованно ограничена. Многие представители ЛГБТ-сообщества бежали в государства-члены Совета Европы из стран, где права человека не защищены, и им могут грозить пытки и казнь по причине сексуальной ориентации или гендерной идентичности. Национальные лидеры не принимают мер для их защиты, и это является нарушением прав человека».

Содом и Гоморра. Были ли там благоразумные люди?

Три религии, к последователям которых относятся более половины населения мира, согласны, что Содом и Гоморра (ныне Мертвое море) были оплотом греха, где в 2000 году до нашей эры практиковали различного рода извращения в больших масштабах. Как сказано в Коране, жители этих городов первыми изобрели извращённый тип сексуальных отношений. «Грех, который до вас не совершал никто из миров», — говорится в суре Аль-Араф о тех людях. Команда американского Колорадского университета исследовала археологические останки в этом месте. По ее словам, есть свидетельства, что там произошел большой взрыв, разрушивший здания в считанные секунды. До середины прошлого века сексуальные извращения оставались ограниченной и тайной практикой.

Так что же произошло? Все началось в период индустриализации, оказавшей большое влияние на брак. В своей книге «Следующие 100 лет — прогноз событий XXI века» проницательный американский политолог Джордж Фридман отмечает, что в конце XIX века в связи с развитием капитализма и промышленной революцией увеличился спрос на наемных работников, и место семьи как центра производства заняла фабрика. Сельское хозяйство и торговля зависели от количества членов семьи, и поэтому вопросы брака и деторождения определялись не столько сексуальным желанием, сколько экономической системой», — считает Фридман.

По его словам, после промышленной революции уравнение полностью изменилось. Большое число детей в семье считалось обузой, а не источником экономической выгоды, и поэтому люди чаще предпочитали рожать одного ребенка. Таким образом, брак утратил экономический аспект, который веками повышал его ценность.

Несмотря на утрату семейной ячейкой своей роли в производстве, институт брака продолжил существовать. Сегодня он по-прежнему играет важную роль в организации жизни общества, но отношение к нему изменилось — в основу брака легли чувства. Теперь, когда дети не являются рабочей силой и инструментом для выживания и достижения экономического процветания, их появление на свет олицетворяет любовь и семейное счастье.

Джону Д'Эмилио (John D'Emilio) принадлежит авторство, пожалуй, самой серьезной книги на тему гомосексуализма — «Сексуальная политика, сексуальные общества: формирование гей-меньшинства в Соединенных Штатах: 1940-1970» (Sexual Politics, Sexual Communities). Он пишет о подъеме гомосексуализма в XX веке и утверждает, что изменения в материальных условиях жизни привели к появлению множества новых концепций относительно брака, семьи, близости и сексуальности. «Дело не только в том, что с течением времени вступление в брак для большинства людей стало предметом личного выбора, когда большое значение имеет его привлекательность и наличие чувств. Сам брак утратил былую значимость и уже не так часто рассматривается как лучшее средство для выражения этих чувств», — считает Д'Эмилио.

По словам автора, настоящий бум произошел во время Второй мировой войны, когда 16 миллионов молодых людей оказались вдали от своих семей и городов, то есть от всего, что они знали, и помещены в исключительно мужскую среду. Это способствовало возникновению сексуальных отношений между ними и создало пространство для выражения уже существовавших гомосексуальных наклонностей. Иными словами, мужчины, испытывающие сильное влечение к другим мужчинам, получили возможность вступать в однополые отношения.

«Таким образом, после 1960-х годов в мире все больше и больше людей некоторое время сожительствуют вне брака, либо вовсе не вступают в брак, что было невозможным еще столетие назад. Внесло свой вклад и то, что женщины стали наемными работниками. В конце концов, возникла ситуация, когда большинство гетеросексуалов вступает в сексуальные отношения без брака и рождения детей, что открывает больше возможностей для однополых отношений, поскольку интимная жизнь стала доступна и гомосексуалам», — поясняет автор.

В семидесятых годах произошли серьезные перемены. Крах кейнсианского учения о капитализме способствовал подъему неолиберализма. Милтон Фридман и Фридрих Хайек пророчили всем мир, в котором власть принадлежит капиталу, а не правительствам, и их пророчество сбылось.

По мнению неолибералов, экономикой управляют гигантские корпорации, а не государства. В 1980-е годы им удалось заручиться поддержкой двух крупных политических фигур — Маргарет Тэтчер в Великобритании и Рональда Рейгана в Соединенных Штатах. Они, как известно, заявляли: «Государство — проблема, а не решение». Но что это значит?

По их мнению, власть перешла от государства, стремящегося защищать ценности, к компаниям, следующим исключительно логике прибыли, готовой разрушить все, что стоит перед ней. Как поясняет Фридрих Хайек в своей книге «Дорога к рабству», неолиберализм защищает идею свободы от всех ограничений. Как следствие, финансовая независимость как плод капитализма в его неолиберальной ипостаси способствует разрушению самого важного института в обществе — семьи.

Моральные ценности в нокауте!

С появлением либерализма было нетрудно предсказать, куда движется мир с точки зрения системы ценностей. Удивительно, но еще в 1990-х годах Абдель-Вахаб аль-Масири в своей докторской диссертации (Ратгерский университет в Соединенных Штатах) предсказал, что модель сексуальных отношений на Западе будет меняться в сторону гомосексуализма, и даже отметил неизбежность подобной девиации, назвав ее «протестантским сексуальным отклонением».

По мнению эксперта, западная цивилизация считает удовольствие главным критерием ценности, однако, если оценивать сексуальные отношения лишь с этой точки зрения, они неминуемо становятся проблемой, поскольку на самом деле всегда выходят за рамки получения удовольствия и имеют различные последствия, включая финансовые траты, деторождение и создание семьи, даже если речь идет об отношениях в процессе так называемых «свиданий». Обязательства и привязанность остаются их существенными чертами и чаще всего ведут к браку. Таковы нынешние константы.

Как отмечает аль-Масири в своей книге «Материальная философия и разрушение человека», с западной точки зрения, человек — это независимое, целостное существо, удаленное от семейной и общественной системы. С другой стороны, есть группа потребностей, определяемых капитализмом и вопросом удовольствия. Наступление на человеческую природу проявляется в новой концепции меньшинств, которую продвигают нынешняя международная система, Организация Объединенных Наций и ряд связанных с ней институтов. Так, меньшинство составляют небольшие религиозные, этнические группы, гомосексуалы, женщины, инвалиды, пожилые, полные люди и дети, и каждая из этих групп имеет абсолютные права.

По словам аль-Масири, конечным результатом всего этого является превращение концепции общества в несуществующую материю, поскольку нет четкого и устойчивого общественного договора, и основой всего становится релятивизм. Больше нет ничего абсолютного, четких критериев, с помощью которых можно было оценивать явления. «Превращение релятивизма в фундамент нашей действительности не сулит нам ничего, кроме хаоса», — пишет аль-Масири.

Несмотря на это, даже в западных обществах гомосексуалы не имеют абсолютную свободу. Да, они максимально использовали западные ценности в отношении прав и свобод человека и плоды неолиберализма, но этого оказалось недостаточно. Как следствие, гомосексуалы обратили внимание на другие методы для продвижения своих прав, например, ассоциации и собрания, напоминающие институты гражданского общества, защищающие права женщин или осуждающие вторжение в Ирак и нарушения прав человека на Ближнем Востоке. Их стратегия была направлена ​​на создание шума и замешательства в отношении новой идеи. В результате оказалось, что ее гораздо легче принять, даже если все против. Этот вопрос широко обсуждался всеми, и отмечалось, что права гомосексуалов не подлежат обсуждению, поскольку это исключительно генетическая проблема, не зависящая от других человеческих факторов. Этот тезис оставался непреодолимым препятствием, пока не был опровергнут результатами крупнейшего исследования в истории медицины. Авторы опубликованной в журнале Nature работы использовали данные о полумиллионе генов и пришли к выводу, что генетика не имеет ничего общего с сексуальной ориентацией и не определяет, будет ли человек иметь отклонения или нет. Гомосексусальное поведение — это результат психологических, экологических и социальных факторов.

В общем и целом проблема сексуальной девиации поднимает фундаментальный вопрос о степени разрушения человеческих ценностей и исчезновении неких моральных констант, даже если речь идет о темах, в отношении которых все нормальные люди единодушны. Подобная ситуация в ходе обсуждения ценностей, отличающих человека от других созданий, указывает на нравственный упадок, в котором сегодня находится человеческая цивилизация. Поэтому мы не удивимся, если Содому и Гоморре, являющимся примером безнравственности и грехопадения, вскоре будет воздвигнут мемориал, на этот раз действительно олицетворяющий полное освобождение человека. Нельзя ослепить зрячих, но можно ослепить сердце в груди!

NoonPost, Египет
Умар аль-Хадиси (عمار الحديثي)

17.09.2020